Реестровый номер в Ростуризме ВНТ 009851 "Внутренний туризм"
Сертификат соответствия на услуги автосервиса РОСС RU.АЯ46.М33110

Рубрика: Путешествие
Экспедиция по ущельям и перевалам Северной Осетии
09 июня 2017
Автор текста и фото: Кирилл Дубовской

Кавказский горный хребет возвышается от Каспийского до Чёрного моря на протяжении более 1000 километров, уходя вдоль побережья Чёрного моря почти до Крыма. Для экспедиции я выбрал наиболее высокогорную часть центрального Кавказа, между вершинами Казбек (5033 м) и Эльбрус (5642 м). Эти вершины всегда покрыты снегом и труднодоступны, а перевалы и ущелья таят сложностей опасностей. Горы величественны, опасны и красивы. Горы могут забрать жизнь, но могут и подарить долголетие. С древних времен гордые и смелые народы находили укрытие и защиту в ущельях Кавказского хребта – так появились страны и республики южного и северного Кавказа. Чистый горный воздух, природа, поражающая своей красотой и разнообразием, дарами и величием гор, гостеприимство народа с богатой и почти мифической древней историей, возможность прикоснуться к древней культуре – вот что заставляет путешественников отправляться на Кавказ.

…

Здесь до сентября 2002 года находилось шоссе, которое лежит сейчас под камнями, на глубине нескольких метров

Вновь побывать на Кавказе и спокойно насладиться красотой этих мест мне хотелось давно. Выбрав одну из самых гостеприимных (хотя не хочется обижать остальные) республик Северного Кавказа – Северную Осетию – Аланию, я приступил к изучению местности и составлению маршрута. Из всех кавказских республик Северная Осетия считается самым безопасным, спокойным и гостеприимным краем для туристов, к тому же на небольшой территории Северной Осетии находится множество природных и этнографических достопримечательностей, известных по всему миру.

…

До Владикавказа, столицы Северной Осетии, на автомобиле можно добраться по федеральной трассе М-4 «Дон» и далее по трассе М-29 «Кавказ», а также по М-6 на Волгоград и Элисту. Я решил выбрать первый путь как более удобный и быстрый в плане скорости передвижения и инфраструктуры, так как на всю экспедицию получилось выкроить всего лишь неделю. Итак, ранним субботним утром мы выехали в сторону Владикавказа, планируя переночевать в Ростове-на-Дону. Никаких сложностей по дороге не возникло, дорога хорошая. Путь в 1900 километров требует одной ночёвки. Мы остановились на ночлег в Ростове, предварительно отстояв пробку на въезде в город. Очень забавно было смотреть на то, как автобусы, легковушки, гаишники и фуры ломились вперёд не только по обочине, но и кювету. На следующий же день особенно щекочут нервы присаженные «приоры» на трассе «Кавказ», несущиеся наперегонки по встречной полосе. Слава богу, никаких аварийных ситуаций нам не встретилось. К вечеру воскресенья мы уже кушали осетинские пироги и пили алутон (осетинское пиво) во Владикавказе. Серьёзного бездорожья на маршруте не планировалось, и поэтому три из четырёх внедорожников – мой «Форд-Экспедишн», TLC Prado Дениса, «Нива» Лизы – не имели совершенно никакой дополнительной внедорожной подготовки. Лишь L200 Паши и Оли имела силовые бампера, защиты, наклейки с внедорожных соревнований и, что особенно внушало оптимизм всем участникам экспедиции, лебёдку. Конечно же, настоящие джиперы находят приключения там, где они как бы особенно и не планировались, но обо всём по порядку.

…

Началось наше путешествие с печально известного Кармадонского ущелья. Проехав по хорошей асфальтированной дороге на посёлок Кобань, бывшее шоссе до посёлка Кармадон, мы свернули на узкую просёлочную дорогу, идущую вдоль реки Геналдон. Здесь до сентября 2002 года находилось шоссе, которое лежит сейчас под камнями, на глубине нескольких метров. После того как растаяли ледовые массы, дорога пролегла прямо по оставленным селем камням. Проехать можно только на внедорожниках. Кстати, многие местные не знают, что эту дорогу, хоть и в виде просёлочной, восстановили, и все говорят, что проехать там до сих пор невозможно. Геналдонское, Санибадское, или более известное название – Кармадонское, ущелье, ведет к подножиям потухшего вулкана Казбек с соседствующими ледниками Колка и Майли. Но спящий вулкан дремлет и периодически даёт о себе знать, стряхивая ледники в ущелье. В 1902 году Колка вынес громадную массу в 70 миллионов тонн льда и камней, забрал жизни 36 человек и почти две тысячи голов рогатого скота. Таяла эта масса около 14 лет. Следующий сход был в 1969 году, а затем, видимо, ледник начал копить лёд. Последний сход ледника Колка оказался крупнейшей гляциальной катастрофой в России. 20 сентября 2002 года в 20 часов 08 минут более 20 миллионов тонн камней, льда и воды слетели с высоты в четыре километра и со скоростью 200 км/ч, раскачиваясь из стороны в сторону, снося всё на своём пути, влетели в Кармадонское ущелье. Ударившись о скалы, образующие Кармадонские ворота – каньон в ущелье, селевой поток основной массой остановился, но некоторое количество камней и грязи всё же проскочило ещё на несколько километров вперёд, обтесав скалы, разрушив тоннели и шоссе. Высота селя в районе ворот достигала 140 метров. Стихия, по официальным данным, погубила 125 человек. Были найдены тела 19 погибших, а 106 человек, видимо, навсегда останутся пропавшими без вести. На мемориале жертвам тех событий увековечены имена Сергея Бодрова и ещё 42 человек – коллектива съёмочной группы, а также двух пограничников, туристов и местных жителей. По пути нам встретилось несколько небольших тоннелей и один довольно длинный, расчищенный от селя тоннель. Остатки плит на въезде и свисающая с потолка арматура свидетельствуют о масштабах разрушения. Выезды из тоннелей в сторону Владикавказа сохранились и молча рассказывают о том трагическом событии.

Город мёртвых также хранит загадочную тайну, над которой учёные и археологи до сих пор ломают голову

Вы, наверное, уже обратили внимание на повторяющиеся цифры в датах и времени, но ещё больше мистики в том, что сценарий последнего фильма Сергея Бодрова «Связной» был мистически-философским, и по сценарию из всех главных героев в живых остались только двое. Загадка в том, что по случайным обстоятельствам актёры, играющие роль выживших персонажей, раньше уехали со съёмочной площадки в горах и остались на самом деле в живых. Говорят, что Сергей рассказывал, что работать в ущелье немного страшновато. Кстати, потом я узнал, что во Владикавказе мы случайно остановились именно в той же гостинице, что и Сергей Бодров. Мы посетили мемориал на том месте, где находился базовый лагерь во время поисково-спасательных работ, которые отчаянно проводились местными на собственные средства, военными и спасателями на протяжении полутора лет после катастрофы. Хочется отметить, что в этом ущелье сторожевые башни находятся высоко, будто люди, строившие их много веков назад, знали о таящейся на Казбеке опасности, вершину которого видно с площадки мемориала. На обеих сторонах Кармадонских ворот можно разглядеть развалины небольших укреплений и сторожевых башен. Видимо, в древности со стороны Санибадского перевала проходила одна из дорог Великого шёлкового пути, который, достоверно известно, проходил от Железных ворот в Дербенте до современной Ингушетии и там разделялся на разные направления. Вполне вероятно, что именно нашим маршрутом караванный путь пролегал в Приэльбрусье и далее к берегам Чёрного моря.

Вокруг находятся высокие и мощные скалы, среди которых чувствуешь себя крошечным муравьём. Одновременно красивое и суровое место! 

Мы поднимаемся на первый на нашем пути перевал – Даргавский, он же Зелёный перевал, ведущий в посёлок Даргавс. Погода стоит солнечная, тёплая и сухая. На солнышке даже немного жарко, температура 21–26 °C, ярких осенних красок добавляет жёлто-красная листва вперемешку с зелёной хвоей, и при этом особенно контрастно смотрятся красивые заснеженные вершины гор. Осень в горах выдалась тёплая и необычайно красивая. Дорога на перевале не скользкая, но изобилует опасными поворотами, спусками и подъёмами, которые в дождь наверняка будут ещё и скользкими. По дороге нас лихо обгоняет «Патриот» с военными номерами – это пограничники. Спустившись в Даргавское ущелье, мы подъехали к так называемому Городу мёртвых – комплексу могильных склепов. Глядя на эти строения, понимаешь, сколько труда вложили строители и каменотёсы. Есть даже некоторое сходство с восточными храмами, например Анкор-Вата. Раньше у многих народностей Кавказа существовала традиция хоронить усопших родственников в фамильных склепах, в которых в условиях высокогорья тело превращалось в мумию. Конечно же, в склепах проводили раскопки, и кроме традиционных захоронений там встречались и удивительные находки, например мумия женщины в иранских платках. Город мёртвых также хранит загадочную тайну, над которой учёные и археологи до сих пор ломают голову. Дело в том, что в одном из склепов обнаружили захоронения в так называемых похоронных лодках – но это несвойственно ни одной народности Кавказа. Я не поленился и нашёл этот склеп. Кто были эти люди и почему их захоронили именно так? Есть мнение, что это великие осетинские воины, но тогда при чём здесь лодки? Размышления об этом наводят меня на мысль сделать символичную фотографию Города мёртвых на фоне гор и реки Мидаграбиндон.

…

Рядом находится отреставрированная сторожевая башня Аликовых. Сторожевые башни строили зажиточные семьи, живущие на этих землях, поэтому правильно называть фамильные сторожевые башни. Башни и наскальные крепости (которые зачастую не так просто заметить) складывались из камней особо крепкой скальной породы и скреплялись известняковым раствором. Внутри они имели деревянные перекрытия и считались практически неприступными.

…

Народные общины выбирали места для постройки поселений, особенно тщательно уделяя внимание безопасности, как от нападения врагов, так и от селей и ледников. Поэтому многие древние сооружения сохранились до наших дней, а современные постройки в Кармадонском и Садонском ущельях основательно пострадали от стихии.

…

Примерно в десяти километрах от Фиагдона, вверх по течению реки, находится самый высокий водопад в Европе – Большой Зейгелан. Дорога к Мидаграбинским водопадам ведёт через пограничную заставу, на которой необходимо зарегистрироваться и получить пропуск на пограничную территорию. Вообще водопадов здесь великое множество. Вода журчит со всех сторон, и это несмотря на то, что мы приехали, когда пик их активности (а все водопады тут сезонные) уже прошёл. Глядя на огромные валуны, которые нам приходится объезжать, потихоньку начинаешь осознавать, насколько бурный поток течёт здесь в начале лета. Нас прежде всего интересовал водопад Большой Зейгелан, который начинается в ледниках на вершине Зейгелан, на высоте почти 4000 метров. Падающая вода – ледяная, а рядом с водопадом довольно прохладно в любую погоду. Высота свободного падения воды более 700 метров! Вокруг находятся высокие и мощные скалы, среди которых чувствуешь себя крошечным муравьём. Одновременно красивое и суровое место! Ездить по «живым камням» непривычно, а уж ходить и подавно, особенно в гору. Несмотря на то, что подъём довольно непростой и занимает около 30–40 минут, от прогулки испытываешь приятные восторженные чувства. Кстати, совсем недалеко от водопада уже лежит снег. Начинает смеркаться, а значит, нам надо торопиться. Впереди у нас ещё один перевал – Ханигком – и Куртатинское ущелье Алагирского района.

Горная дорога заканчивается, и мы оказываемся на шоссе, ведущем через множество тоннелей в Южную Осетию и Грузию, — Транскам. Заезжаем на заправку местной сети АЗС. Очень переживаем за качество бензина, но кассирша, подсчитывая литры и сдачу на счётной машинке и крича заправщику, кому и сколько заправить, убеждает нас, что топливо хорошее. В дальнейшем её слова подтвердились. Дальше наш путь следует в Цейское ущелье, вдоль реки Сказдон. Остановивший нас на посту ДПС полицейский, узнав, что мы путешествуем по Осетии, добродушно желает счастливого пути и хороших впечатлений и, не проверяя, пропускает нашу маленькую колонну. 

Спуск с перевала очень впечатляет. Дорога серпантином, с множеством поворотов, круто спускается в Куртатинское ущелье. На перевале ещё только начинаются сумерки, а в долине ущелья уже темно. За одним из опасных поворотов, у развалин крепости Уалэсых, открывается вид на селение Фиагдон, огни которого уже зажжены. Остановившись у магазина, мы замечаем, что горят не только фонари, но и тормоза у наших автомобилей. Становится ясно, что так тормозных колодок надолго не хватит и нужно на спусках включать понижайки. Даже на «Ниве» Лизы и «эльке» Паши с механической коробкой передач на таких крутых склонах тормоза сильно перегреваются. Ну а на моём тяжёлом «Форде» и прадике Дениса, обладающих автоматическими КПП, тормоза буквально кипят, издавая резкий характерный запах на всю улицу. Жизнь в посёлке идёт размеренно и спокойно. Несмотря на темноту, на лавочках сидят старики, а по улицам гуляет молодёжь и дети. В горах, особенно осенью и тем более в ущельях, темнеет уже к шести вечера. На окраине этого тихого посёлка, в селе Хидикус, находится Аланский Свято-Успенский мужской монастырь. Монастырь считается самым южным и высокогорным православным монастырём России. Стены его возвышаются над старой дорогой. Да и сам монастырь выглядит как древняя военная крепость. Но на самом деле монастырь построен всего 16 лет назад на месте дома, где когда-то жил священник. Отреставрированная церквушка рядом как раз имеет более старое происхождение и в ней хранится икона, которой уже почти 1000 лет. Мощное сооружение, построенное в старинных традициях и стиле, ночью выглядит впечатляюще.

…

Ночевать мы решили в посёлке Урикау в частном доме. Случайно познакомились с соседями, один из которых оказался мэром города Беслан, Сослан Михайлович. Разговоры под треск костра в камине и тосты продолжался почти до самого утра. На следующий день, выполнив программу по отдыху и акклиматизации, мы всей командой отправились в Алагир купаться в горячих источниках. Источники эти, так сказать, случайно-искусственного происхождения. В поисках нефти рабочие пробурили скважину, из которой вырвался фонтан горячей воды. Жители это место облагородили, сделали большой бассейн, и, скажу я вам, теперь там можно получать несказанное удовольствие! Кроме прочего, это ещё и полезно для всего организма.

…

На следующий день нам предстояло покорить Архонский перевал. Этот перевал закрывают в непогоду и с середины октября по май из-за опасности камнепадов. Снова горная дорога и крутой серпантин вверх. Погода радует чистым небом и тёплым солнцем. Дома, в Москве, идут дожди и по-осеннему холодно, а мы высоко в горах греемся в лучах солнца на фоне заснеженных вершин! Нам встречается ещё одна отреставрированная башня, возле которой выстроена беседка и облагорожена территория. Видимо, потомки возвращаются и навещают те места, где когда-то жили их деды, и хранят таким образом свои традиции. Главное – не перестараться и не обгореть. Поднявшись на высоту 2260 метров, подъём закончили и начали спуск. Паша жалуется, что дизель стал ощущать нехватку кислорода. Меняет воздушный фильтр. Включаем пониженные передачи и на 2-й начинаем осторожно спускаться, то и дело останавливаясь, чтобы сфотографироваться и насладиться пейзажами. Нам встречаются своеобразные памятники в виде плоских камней, называемых «цырт». Надписи на некоторых стерли ветер и время, и понять, в честь кого или чего они стоят, уже невозможно. На перевале встречаются засыпанные промоины и последствия камнепадов. В хорошую погоду, с которой нам повезло, довольно сложно представить, откуда берутся такие потоки воды, способные промыть дорогу и вызвать камнепад.

…

Часто, проезжая мимо таких промоин, глядя через окно в откровенную пропасть, становится страшно и даже не хочется думать, что случится, если нечаянно туда съехать. От дороги, идущей через Архонский перевал, отходят несколько дорог к заброшенным селениям. В одно из таких, покинутых после землетрясений 1922 и 1923 годов, мы решили заглянуть.

Из лагеря открывается замечательный вид — с севера на древние вершины скалистого хребта Урсхох, с юга — на горы, разделяющие Садонское и Цейское ущелья Сацкирихох, Садонвцек, Сурхох, Саухох и Астафкахох

Природа в каждом ущелье и с каждым перевалом незаметно меняется. Растительность, камни, скалы и пейзажи становятся иными, и вот, переехав Архонский перевал, это заметили все участники экспедиции. Буйство красок, контрасты тепла и холода, красоты и опасности, высоченные скалы и глубокие пропасти – мы на Кавказе!

…

Проезжая мимо большого и бородатого каменного старика, напоминающего Нептуна, заезжаем в Цей. Дорога всё время идёт на подъём, но более плавно и не с такими крутыми поворотами, как на перевалах. К тому же здесь положен асфальт, так как дорога ведёт к первым в России альплагерям, основанным ещё в 1930-х годах. Зимой здесь настоящий рай для любителей горных лыж и сноуборда. Наша же цель – загадочное языческое святилище Реком. Осетины издревле считаются христианами, но сохранилось несколько почитаемых мест, являвшихся явно языческими капищами. Женщинам разрешается подниматься только до первого святилища Малый Реком, там всё увешано цветными ленточками и платками. Мужчины же могут проследовать дальше по узкой лесной горной тропинке. Всё Цейское ущелье покрывает красивый смешанный лес, что также делает его уникальным. Бурные и шумные воды Сказдона шумят глубоко внизу от тропинки, по которой мы идём. Периодически сквозь листву открываются виды на гору Монах (3300 м), которая в свете заходящего солнца действительно напоминает очертания монаха. Место, где находится святилище Большой Реком, очень красивое. Два огромных гранитных валуна и черепа горных козлов, три трона с символами орла, солнца и барса создают ритуальную обстановку. Хижина с единственной дверью – реконструкция, а древнее строение сгорело в 2000 году, как раз когда заложили Аланский монастырь. Так как погода стоит замечательная, мы решаем не останавливаться в альплагере и едем дальше, в Садонское ущелье.

…

Дигория имеет богатую историю, и эти ущелья очень давно интересуют чёрных археологов из Европы. Во времена революции и позже отсюда в музеи ≈вропы было вывезено много разных ценностей

Въехав в ущелье через тоннель, мы оказываемся в старом, печально известном шахтёрском посёлке Садон. Здесь в начале XIX столетия возникли горные разработки по добыче и выплавке цинка, свинца и серебра. К 1990 году добыча руд полностью остановилась, но два посёлка, Садон и Галон, рядом с рекой Садон остались. Помните, что я говорил про то, как древние осетины выбирали места для строительства своих поселений? В 2002 году два этих посёлка были практически уничтожены сошедшим по руслу реки селем. Следы той катастрофы хорошо видны и по сей день. Посёлок долго был совершенно заброшенным, но сейчас туда вновь вернулись люди. Выше по ущелью находятся старые посёлки Нижний и Верхний Згид, их сель как раз не затронул.

…

Мы проезжаем посёлки насквозь, стремясь успеть до темноты подняться к началу самого сложного на нашем маршруте перевала Саварафцаг. По серпантину поднимаемся высоко в горы к месту, где когда-то находилась деревня Ход. Там у родника разбиваем лагерь. Из лагеря открывается замечательный вид – с севера на древние вершины скалистого хребта Урсхох, с юга – на горы, разделяющие Садонское и Цейское ущелья Цацкирихох, Садонвцек, Сурхох, Саухох и Астафкахох. Вы, наверное, уже поняли по названиям, что по-осетински «хох» – это гора, а «дон» – это река. За этими горами виднеется могучая вершина горы Монах. Дует холодный западный ветер, а учитывая, что в горах с наступлением темноты температура опускается почти до 0 °C, спешно натягиваем термобельё и куртки. Хотелось бы развести костёр, но найти дрова высоко в горах практически невозможно. Следующий раз прихватим их с собой заранее. Готовим вкусный ужин и беседуем обо всём на свете – о древних войнах, путешествиях, оружии, немного о политике и житейских проблемах. Где-то глубоко внизу, где, кажется, ещё темнее, горят огни Верхнего Згида. Появившийся сразу после захода солнца месяц пробыл на небосводе всего пару часов и скрылся за перевалом, который нам предстоит проехать завтра. Проедем ли? По отчётам в Интернете, дорога на перевале используется пешими туристами и изредка джиперами на подготовленных внедорожниках. Утро вечера мудрее, поэтому мы берём фотоаппараты и идём фотографировать ночные пейзажи. На небе ни облачка, и видно всю красоту звёздного неба, ну а в сочетании с вершинами гор всё это выглядит могущественно и сказочно. Конечно же, ставим будильник на 5:00, мечтая снять рассвет. Паша с Олей шутят, что проспим, и, пожелав нам с Женьком спокойной ночи, забираются в палатку. В пять утра, с непреодолимым желанием сфотографировать рассвет в горах и под впечатлением от холодного высокогорного воздуха, мы с Женей принялись пить чай. Солнце показалось из-за гор в 5:20. Из палатки Паши и Оли уже пару раз слышалось бурчание. Где-то с 5:40 нежно-розово засветились горы с южной стороны, и мы занялись работой по созданию картинки на память. В 6:20 потеряли интерес к уже начинающему припекать солнышку и принялись готовить завтрак. Спустя некоторое время к нам присоединилась Оля. Вскоре проснулся и Паша, сказав, что фотографы хуже рыбаков – те хоть и встают рано, но зато имеют привычку молчать! Посмеялись. К 10 утра, успев позагорать, мы собрали лагерь и поехали на перевал Саварафцаг, длиною 20 километров. Дорога на перевал представляла собой сухую колею с ваннами луж и промытыми ручьями низинами, усыпанными огромными, размером с грузовик, валунами, которые в начале лета приносят потоки воды с вершин Скалистого хребта. Обрывистые края дороги (на наше счастье, стояла сухая погода) не доставляли хлопот при проезде колеи «вразрез». Если бы пошёл дождь, то ситуация бы в корне поменялась. Горы были к нам благосклонны, и тяжело было только моему большому «Форду», так как он из-за своих свесов и габаритов совершенно не подходит для узких горных дорог и триала.

…

Пару раз Паше приходилось меня подтягивать лебёдкой назад, так как ходом по лужам и колеям было идти опасно, а на верную траекторию сразу попасть было сложно. За три часа мы прошли перевал и оказались в богатом на историю и этнографию Дигорском ущелье. В посёлке Комунта нас уже ждал Руслан, местный художник и этнограф. Попили чаю на горных травах, осмотрели старинный осетинский дом и под рассказ Руслана прогулялись по старинному селению, которое теперь используется под дачи. Комунта находится на возвышении, с одной стороны которого крутой подъём, а с другой и вовсе 300-метровый обрыв с видом на ущелье и Топан-Дигору. От высоты захватывает дух и кажется, что высота обрыва как минимум километр. В нескольких метрах стоит отделённая от основной возвышенности скала, на которой, со слов Руслана, раньше было языческое капище. Перебраться туда можно, только если перекинуть мостик, но вот если этот мостик убрать, то, жутко подумать, можно оказаться на этой скале взаперти под чистым небом. Дигория имеет богатую историю, и эти ущелья очень давно интересуют чёрных археологов из Европы. Во времена революции и позже отсюда в музеи Европы было вывезено много разных ценностей.

…

Спустившись с перевала, на котором находится Комунта, мы попали в древний, по всем признакам средневековый, город Галиат. Его постройки, точь-в-точь как в исторических фильмах про рыцарей, до сих пор используют проживающие тут постоянно 18 человек местного населения. От Галиата дорога вновь поднимается в горы, но, так как уже начинает смеркаться, мы решаем дорогой, идущей по дну ущелья, проехать к заброшенному селению Ханаз, где находится сторожевая башня-замок «Фрегат», действительно чем-то напоминающая силуэт корабля. Вариант найти короткую и интересную дорогу всегда привлекает своей авантюрностью, и я, естественно, решил им воспользоваться. В попытке в темноте найти какую-то старую дорогу, как оказалось, давно засыпанную камнепадами, мы забрались выше положенного и, решив больше не щекотать нервы ездой по азимуту ночью в горах, встали на ночёвку в приглянувшемся нам месте. Немного настораживали появившиеся на небе облака, но ветер отсутствовал, и это успокаивало. Внезапно раздался звонок от Антона на «Дискавери». Оказывается, он ехал к нам с сюрпризом. Так как дорога до нашего лагеря не имела явных очертаний и ориентиров, да к тому же точно была опасной, решили, что Антон переночует в двух километрах от нас в Ханазе. Мы провели очень спокойный и недолгий вечер, так как устали и всех довольно быстро начало клонить ко сну. Пара ночных пейзажей с палаткой на фоне красивых гор – и наш небольшой лагерь затих.

…

Утром встали пораньше. Быстренько перекусили и отправились теперь уже к Антону и Насте в Ханаз к замку «Фрегат». Днём в горах искать дороги куда проще. Через двадцать минут, миновав несколько интересных и хорошо сохранившихся цыртов, по узкой дороге вдоль обрывов и склонов мы приехали к «Фрегату», где нас уже заждался экипаж красного «Дискавери». Как же это приятно – встретиться с товарищами за много километров от дома, в каком-то древнем заброшенном посёлке высоко в горах! По праздникам местные собираются здесь, и поэтому вокруг крепости настроено множество беседок и даже один современный дом. Очарование нетронутого исторического места нарушено, и мы даже порадовались, что ночевали не здесь, а там, на горе. Осмотреть саму древнюю крепость было довольно интересно. Кстати, достоверно известно, что Генуэзскую крепость в Судаке (Крым) построили как раз древние аланы. Может, это оттуда появились и лодки в склепах, и эта крепость, напоминающая корабль?

…

Наша дальнейшая цель – гора Эльбрус. По горному шоссе со следами множества обвалов и камнепадов, мимо каньона Ахсинта и выезжающего прямо из горы на своём могучем коне Святого Георгия, мы покидаем Дигорию и Северную Осетию. На выезде из ущелья обращаем внимание на то, что горы заволокло облаками и скоро точно будет дождь. В нашем путешествии с погодой нам несказанно повезло. На границе с Кабардино-Балкарией отмечаемся на посту со старомодным знаком ГАИ и мчим в сторону Эльбруса. Там запланирован финиш нашей экспедиции. До Эльбруса доехали на одном дыхании. Дорога очень красивая, она пролегает в огромном каньоне вдоль полноводной и бурной реки. Стоит быть осторожным, пейзажи довольно сильно отвлекают, а местные коровы и телята, прогуливаясь прямо по дороге, не особо обращают внимание на звук мотора или сигнал. Заняв нашей весёлой группой целую кабинку на подъёмнике, мы за 40 минут добрались до верхней станции и оттуда на снегоходах поехали к расположенному на высоте 4050 метров лагерю альпинистов под символичным названием «Приют 11». Вокруг несказанная красота! Всё кругом завалено снегом. Роскошный вид на Кавказский горный хребет, вершины которого во все стороны уходят далеко за горизонт, и такие близкие облака! Эльбрус показал нам свои вершины и спрятался в густые облака, оставив глубокие впечатления и желание вернуться в эти края снова. Наша экспедиция закончилась. Мы с Евгением поехали в сторону дома, а ребята отправились коротать вечер в Железноводске. Прожить пять дней в этих местах в путешествии – это как будто прожить маленькую жизнь. Вот вроде бы только что въезжали в Кармадонское ущелье, а кажется, что это было давным-давно! Прекрасное путешествие длиною в 4500 километров, незабываемой красоты горы и природа, древние культуры и контрасты всего, что только можно, замешанные на умиротворённости и силе стихии, осознание того, что ещё столько всего интересного в этих местах есть, уже по пути домой рождали мысли о следующем путешествии в эти края. Люди в этих местах жили со времён скифов и сарматов, прятались и одерживали победы над Тамерланом и персами. Здесь ходили караваны Великого шёлкового пути и эти места подвержены мощным стихиям гор и труднодоступны – поэтому история и этнография этих краёв очень перемешаны и слабо изучены. А многие археологические находки уже давно осели в частных коллекциях и музеях за рубежом. Наверное, в истории этих мест будет всегда недосказанность, а тайны этих гор будут вечно храниться в народных эпосах и преданиях




Еще материалы

Грузия

Всего три дня, потрясающая красота, легендарное гостеприимство и незабываемый отдых. Что ещё нужно для ярких впечатлений?

К Южному морю - Крым 2016

Семь дней увлекательного и интересного путешествия по полуострову. Дневник участника

Приполярный Урал «на Лабутенах»

Записки путешественников экстремальной экспедиции

Такса и буратина в стране деревянных мостов

Весёлая история одного путешествия. Авторская версия происходящего на бездорожье приключения

Архангельское приключение

Путешествие к «северному» морю с морской прогулкой. Какие коррективы вносят капризы природы северного лета

Шушмор — 2015

Очередная экспедиция на поиски Шушмора. Нашли в этот раз или нет?

К Северному морю

Одно из ожидаемых событий 2015 года — экспедиция на Кольский полуостров. Наш фотоотчет

Вдоль Чёрного моря по бездорожью от Тамани до Красной поляны

Уникальная экспедиция одиночного экипажа навстречу весне

Легенды Чухломы

Чухлома ­— районный центр Костромской области. Одновременно это и весьма загадочное место для внедорожных путешествий ­­— есть на что посмотреть и есть где «побуксовать»

Легенды Алтая

Наш уважаемый одноклубник Владимир подбил нас на алтайское приключение, и летом 2014 года мы отправились в путь

Черноморская кругосветка

О машинах и путешествиях на море

Бесов Нос 2014

Постепенно это место становится все более и более популярным, практически каждый джипер, по крайней мере из Москвы и Санкт-Петербурга, уже там побывал

Шушмор

1-3 ноября 2013 Ежегодная легендарная поисково-разведывательная экспедиция для подготовленных и отчаянных

Киргизия. Тянь-Шань

Автономное одиночное «плавание» опытного экипажа Алексея и Елены по восхитительным красотам Азии

Дикий запад священного озера Байкал

Бездорожье, символы и завораживающая красота западного побережья

Одна машина, две недели, 3900 километров пути

Что можно увидеть в Карелии, проехав по маршруту от Санкт-Петербурга через Ладогу, Рускеалу, Олонец, Челмужскую косу, Воттовару, Кивач и Петрозаводск до крепости Старая Ладога

Он, она и знойная пустыня

Асфальтированных дорог в Казахстане немного, и почти все они высокого качества, но чтобы увидеть неземные пейзажи плато Устюрт, они не помогут...