Реестровый номер в Ростуризме ВНТ 009851 "Внутренний туризм"
Сертификат соответствия на услуги автосервиса РОСС RU.АЯ46.М33110

Рубрика: История
Откуда появились трофи и джиперы
02 февраля 2014
Автор текста: Кирилл Дубовской
Фото: из личного архива Юрия Овчинникова

Люди по-разному находят свои увлечения и часто остаются верны им на всю жизнь. 

В поисках корней трофи-движения в мире я затерялся на просторах Интернета, но оказалось, что выяснить, где именно появились первые покатушки, не представляется возможным. Зато удалось познакомиться и пообщаться с одним из основателей российского оффроуд-движения, с тем, кто первым предложил использовать слово «трофи» в оффроуде, — Юрием Овчинниковым.  Мы встретились в Санкт-Петербурге, в очень уютном кафе, поздним осенним вечером. Слушая захватывающий рассказ, как организовывались первые клубы, проходили первые покатушки и соревнования в нашей стране, команда Трофи-Лайф увлеклась и чуть было не опоздала на поезд. Юрий поведал действительно занимательную историю!

Кто первым в мире увлёкся покорением бездорожья на джипах, достоверно не известно, но история рассказывает о том, как в конце 1970-х группа парней из Германии в поисках приключений решила проехать по непроходимым джунглям Амазонии. Авантюрное путешествие  длиною в 1600 километров в Бразилии, по трансамазонской трассе, которая только на карте и существовала,  требовало больших финансовых затрат, и поэтому в поисках спонсоров парни обратились к крупному табачному концерну. Им повезло, они получили деньги и наклейки на автомобили в качестве рекламы сигарет. Путешествие длилось двенадцать дней и обернулось для экипажей самым настоящим ужасом — их донимали грязь, бездорожье, тучи насекомых, жара и непроходимые джунгли. Такое путешествие даже и в наше время очень тяжело и опасно, поэтому вернувшихся из него ребят встречали как национальных героев — с  телевидением, радио и прочими СМИ. Табачный концерн быстро смекнул, что такое мероприятие — отличная, выгодная рекламная акция. Уже через год концерн организовал собственный проект под названием Camel Trophy. Гонка проходила по труднопроходимым экзотическим местам с привлечением множества журналистов и круглогодичным жёстким отбором участников в разных странах, где продавалась табачная продукция концерна. 

Однажды Camel Trophy пришло в нашу страну. Да-да! В 1990 году, нарушив до того незыблемую традицию путешествовать по джунглям, Camel Trophy пришло не просто в средние широты, а в весьма суровый край под пугающим иностранца названием «Сибирь». До старта в Иркутске практически никакой информации ни в прессе, ни на телевидении не появлялось.  И только после финиша, не ставшего для ещё советской команды триумфальным, первая информация дошла до народа. Летом того же года в газете «Советский спорт» появилась скромная анкета для желающих испытать себя в Camel Trophy следующего года. Заполняя ту анкету, я был полон решимости: ну если не я, то кто же?! 

Оказалось, что — не я. В Танзанию и Бурунди поехали Вадим Савельев и Михаил Снарский.  С именем последнего во многом и связано начало, как мне кажется, зарождения джиперского движения в России. Вернувшись из Африки, Миша на пару с Тарасом Нечипоренко (Тарасу не удалось сделать только последний шаг для того, чтобы попасть в советскую команду в тот год — из финальной четвёрки под Парижем двое оставались не у дел) задались целью найти денег и организовать Russian Off-road Center, который занимался бы организацией туров пятидневного путешествия по заповедным местам Верхневолжья. Надо отдать должное Михаилу Снарскому, жившему в то время на Воробьёвых горах в непосредственной близости от Дворца пионеров — он сумел организовать на территории дворца не только маленький сервис, ориентированный исключительно на джипы американского производства, но и... то ли кружок, то ли секцию для пацанов, которых тянуло и за руль, и покрутить гайки. Тогда же и появилось ставшее сегодня привычным имя — Клуб «4х4».

Спустя год я опять послал анкету и вскоре получил телеграмму — огромную, формата A4: «Поздравляем вас с выходом в национальный финал!»

Отбор проходил в районе Карельского перешейка, до которого из Питера нас доставили автобусом. Я был мастером спорта СССР по спортивному ориентированию, и когда во время ориентирования на отборе бежал, видя, что вокруг меня никого, все далеко отстали, понял, что шансы пройти отбор у меня есть! Ещё когда заполнял анкету «Советского спорта», я понимал, что это именно моё. Опыт борьбы с бездорожьем на тот момент уже был — «Нива», которая активно использовалась на бездорожье. Кроме того, более-менее пристойные знания по части механики и очень приличная физическая подготовка. Была только одна вещь, которая меня пугала, — это очень слабое знание английского языка. Но это меня не остановило, и в мае 1992 года я участвовал в Camel Trophy Бразилия ­— Гайана. Было очень интересно.

…

На заключительном банкете в Гайане я подошёл к директору спортивных программ и сказал: «Всё у вас замечательно, но вот карты…  Если вам интересно, я могу предложить свои услуги». И после этого я стал работать на Camel Trophy в команде организаторов. Это было очень здорово. Такая работа мне нравилась, карты я мог рисовать на коленке при наличии карандаша, бумаги и компаса, в этой области я профессионал. Я ехал отдыхать в хорошей компании за тридевять земель, катался Support driver’ом, рисовал карты, таскал брёвна, и мне за это ещё и платили —по 100 долларов в день. 

К тому времени в Москве уже организовывались первые соревнования. Если я не ошибаюсь, то осенью 1993 (если не 92-го!) года во всем хорошо известном песчаном карьере под Звенигородом были организованы первые соревнования. Организатором выступила некая фирма с ярким названием типа «Интербизнес» или что-то вроде того, врать не буду. В качестве ответственного за подготовку трасс был приглашён Александр Аксёнов, бывший в то время (или только что побывавший) менеджером российской команды Camel Trophy. Для трассы был задействован не только карьер, но и часть живописных склонов Москвы-реки. Стартовые взносы были «взрослыми» ­— где-то в районе 250 американских зеленых «рублей». Правда, и призы обещали неплохие: за первое место полагалась путёвка на двоих на Багамы. В моём изложении история умалчивает о победителе и втором призёре, а вот третьим стал... сам Саша Аксёнов. Саша, кстати, был последним из упомянутой четвёрки, участвовавшей в международном отборе на Camel Trophy 1991 года.

Но уже через полгода (наверное, это было всё-таки весной 1994 года) московский клуб организовал свои первые покатушки. Убей бог, не помню, каким ветром меня занесло в Звенигородский карьер, но добрую неделю я провёл в нём, махая лопатой. 

Покатушки быстро приобрели популярность и дважды в год собирали в карьере множество участников, больных полным приводом. Заглянул туда как-то и Александр Потапов, звезда российского ралли. Выступая за команду банка на совершенно новом Range Rover, Потапов смог занять лишь... третье место. Заезды проходили по олимпийской системе и вызывали огромный ажиотаж у зрителей.

…

После работы в Цамел Тропхы бездорожье поглотило полностью, и это вылилось в появление питерского Офф-роад Цлуб. Весной 1995 года появился наш клуб, а в 1996 году, после участия в экспедиции «Арктик Трофи», организованной джипером Евгением Ведерниковым, ­— идея «Ладоги». 

Началось всё с того, что зимой 1995 года руководству строительной компании «Арагорн» пришла в голову мысль: давай сюда бездорожное ралли! Что это такое и с чем его едят, никто не знал. Ответственным за исполнение желания была назначена... девушка. Какими-то умопомрачительными путями ей удалось выйти на связь в Москве (а «Арагорн» находился в Петербурге) с Сашей Аксёновым. Узнав о цели звонка, Аксёнов удивился: «Зачем вам Москва, у вас же свой спец в этих вопросах имеется». Так Злата вышла на меня. 

На вопрос «Как организовать бездорожное ралли» (а по-современному — ралли-рейд), я ответил, что не знаю. А вот помочь в организации чего-то динамичного и компактного готов. Так состоялись первые в Санкт-Петербурге соревнования для полного привода. За основу была взята трасса для мотокросса в Юкках, знакомая зрителям, денег в организацию и по нынешним меркам было вбито порядком – аж 15 килобаксов. Был и зритель, и участники (24), и призы, и победители. 

За первыми последовали вторые соревнования, и тоже в Юкках. Но уже 32 экипажа вышли на старт, да и все участники первых соревнований дружно явились вновь.

По завершении соревнований Злата предложила создать клуб для одержимых. Сказано – сделано! Клуб был оперативно зарегистрирован, но одеяло как-то сразу стало тянуться в разные стороны. Злата и «Арагорн» ратовали за «элитный» клуб – денег хотелось сразу и много, хотя предложить взамен было практически нечего. Так что пришлось тут же создавать второй клуб. Случилось это зимой 1996 года, а в первые выходные марта мы организовали и первый клубный выезд на Карельский перешеек.

…

Оглядываясь назад, понимаю, насколько безбашенными мы были! Скоростные участки по снежно-ледовым «грейдерам» со скоростями за сотню, хоть и с перекрытием, но без каркасов, шлемов и нормальных кресел с ремнями! Присутствовал, конечно, и «трофизм» с проталкиванием машин через снежные заносы, и чудесные развлечения на льду шхер Ладожского озера. Единственное ЧП как раз на льду и случилось – полтора оборота вперёд с винтом на 360 градусов Hyundai Galloper. К счастью, Сергей Комаров был единственным, кто  использовал шлем, так что пострадала только машина. Всё же первый клубный выезд, несомненно, удался, порадовав участников великолепной морозной погодой, новыми ощущениями, общением с единомышленниками. Клуб начал свою жизнь, и с тех пор именно первые выходные марта мы и считаем своим днём рождения.

В конце апреля 1996 года «Арагорн» сделал не очень убедительную попытку проведения соревнований в Юкках, но «самые больные» участия в них не приняли, а сами организовали соревнование в песчаном карьере в Ново-Токсове. И вот мы подобрались, на мой взгляд, к историческому моменту в развитии джиперского движения в России. В конце лета 1996 года одни из самых заядлых членов Санкт-Петербургского клуба Off-road & 4x4 Club Саня Дерюгин и Толик Молчанов рассказали мне о найденной в каком-то рекламном объявлении информации о международном «Арктик Трофи» на Кольском полуострове и заявили, что намерены туда отправиться, благо у Толика — 33-я Fulda, а у Сани — аж 35-й BFG Mud terrain! 

Недолго думая, я обращаюсь за помощью к Михаилу Снарскому и нахожу поддержку в виде лебёдки Ramsey 6000, резины Goodyear Wrangler AT 235x75/R15 и оплаты заявочного взноса. В качестве приятной нагрузки со мной в экипаже едет журналист Алексей Щербаков. 

Итак, в Мурманск прибыло четыре экипажа из Питера (кроме упомянутых, ещё и Борис Гадасин) на Nissan Patrol, Range Rover и двух Land Cruiser (40-ка и 60-ка). Среди участников международных соревнований мы находим… три стандартных УАЗа, Газ-66, КамАЗ и пяток мотоциклов, включая норвежца Йорна на… дорожном BMW практически на сликах! Подозреваю, что без приезда варягов из Питера и появления в журнале постфактум замечательной статьи Лёхи Щербакова «Арктик Трофи» мог бы ещё долгое время быть местным событием. Мы все сохранили об этом путешествии самые тёплые воспоминания. Никогда ни до, ни после я не наблюдал столь тёплых и дружеских отношений между всеми участниками. А сколько разных приключений мы испытали: и изгнание главного судьи (судья Всесоюзной категории по… авиамодельному спорту), и переправа через Печу, и утопление КамАЗа в болоте, и мытарства Йорна с BMW, и поломка заднего моста на 60-ке Сани Дерюгина, и ночное покорение заснеженных гор Ловозерской тундры, и даже ипподромная гонка!

Женя Ведерников — мотор приключения на Кольском, первым ввёл секундомер для подведения итогов трофи-рейдов, а время, хотя и не сразу, показало состоятельность этого способа.   

Тогда же было впервые в джиперской практике реализовано сверхнизкое давление в колёсах при преодолении болот — аж 0,8 атм! Сейчас этот пионерский шаг вызывает лишь улыбку. Так что, первый камень в фундамент «трофического» движения был заложен правильный!

Возвратившись из Мурманска, Толик Молчанов резонно заметил: «А чем мы хуже? Давай-ка и мы что-нибудь этакое организуем!» Первоначально рассматривалось два варианта — один на Карельском перешейке, а второй — на Ладоге. Второй победил. С самого начала «Ладога» задумывалась не только как соревнование, но и как возможность прокатиться по необыкновенно красивым уголкам Приладожья. Первая же «Ладога» собрала 33 экипажа из Москвы, Питера, Мурманска и Латвии, которые единственный раз за все годы двигались общим конвоем. 

Событие, несмотря на ряд допущенных ошибок молодости, удалось. За первую «Ладогу» случилось два неприятных инцидента. Первый во время пляжной гонки — на скорости за сотню перевернулся MB Gelandewagen. В итоге водитель с переломом руки был отправлен в Петербург. Второй же инцидент случился на ставшем знаменитом впоследствии «малом оффроудном кольце». На самом финише 2,5-километрового кольца с крутого подъёма дважды улетал вниз «Красный Клоп» (Toyota Land Cruiser BJ40) Александра Дерюгина, поранив при этом руку своему штурману и превратившись в кабриолет по причине «съехавшей» крыши. 

Затем каждый год участников становилось всё больше и больше. Генеральная линия «Ладоги», похоже, пришлась многим по вкусу, о чём свидетельствует динамика роста числа участников: 

33 — в 97-м, 47 — в 98-м, 51 — в 99-м, 88 — в 2000-м, 108 — в 2001-м, 112 — в 2002-м и 123 — в 2003 году. Да и география участников потихонечку расширялась. Дабы у джиперов не закружилась голова, каждый год направление движения вокруг озера менялось. 

Только-только отгремела первая «Ладога», как в рядах джиперов поднялся ропот: хотим чего-нибудь настоящего, потяжелее, так, чтобы — «по уши»!

Так появилась необходимость в создании нового, тяжёлого соревнования, которое не заставило себя долго ждать — родилось BLOODY HEAVY. 

Так уж вышло, что рабочее название стало основным на целых четыре года, и лишь позднее пришли русские имена «Хляби» и «Бездна». Планка сложности соревновательных маршрутов была поднята на заметно большую высоту по сравнению с «Ладогой». В итоге эта сложная гонка-марафон стала называться «Вепсский Лес».

По аналогии с шахматами каждый организатор соревнований по трофи-рейдам старался разыграть свой дебют. Поэтому многообразие форм проведения соревнований не знает пределов. Здесь отдельные СУ каждый день и множество СУ в течение суток; GPS-ориентирование; 24-х, 52-х-часовые и более гонки в режиме Non-Stop; ориентирование по легенде; летние и зимние; личные и командные. 

Так, благодаря забытому к сегодняшнему дню приключению, рождённому рекламой Camel Trophy, в нашу страну пришла новая дисциплина автоспорта, захватывающее увлечение полноприводными машинами, экстремальными автопутешествиями и борьбой с бездорожьем. История развития оффроуд-движения продолжается, и, принимая во внимание тот факт, что законодательство в нашей стране раньше лояльно относилось к различным переделкам автомобиля и нарушениям неких экологических норм, что, собственно, и способствовало развитию Трофи по сравнению с Европой, сейчас уже можно предсказывать грядущие глобальные изменения  в организации и проведении оффроуд-мероприятий.

…



Еще материалы

Вячеслав «SOLOMON» Ширков

История джиперского пути нашего одноклубника и активного внедорожного участника

История трофи-рейда «Ладога»

В этом году проходит 20-я юбилейная «Ладога». Исторический очерк легендарного мероприятия международного масштаба

Игорь «Любер» Коршунов

Становление на джипперский путь легендарного покатушечника и организатора «Выходных в стиле Трофи»

Сергей «Бюргер» Охапкин

Интересная история становления на внедорожный путь одного из главных организаторов покатушек в Подмосковье

Кирилл Дубовской

Увлечённый оффроудом человек, универсальный внедорожный специалист, человек-фотограф и первоклассный трофи-инструктор. Всё это — один человек, и сегодня в номере – его интересная история

История Camel Trophy

О том, как начиналось и развивалось одно из самых захватывающих внедорожных приключений, оказавшее огромное влияние на многих людей, читайте в нашем историческом материале

Станислав Афонский

Человек удачливый и счастливый — ему удалось хобби сделать своей любимой работой, которая приносит удовольствие, океан общения и много интереснейших проектов и путешествий

Евгений Шаталов

О замечательном человеке, нашем друге, путешественнике и джипере из Челябинска

Незаурядный авантюрист из Твери — Евгений Павлов

Идейный вдохновитель и основатель Тверского клуба рассказывает как он попал в трофи и застрял в нем навсегда!